Как отказаться от усыновленного ребенка и вернуть его в детдом 2019 год

Задайте вопрос юристу бесплатно!

Кратко опишите в форме вашу проблему, юрист БЕСПЛАТНО подготовит ответ и перезвонит в течение 5 минут! Решим любой вопрос!

Все данные будут переданы по защищенному каналу

Заполните форму, и уже через 5 минут с вами свяжется юрист

Невозможность обзавестись собственными детьми часто ведет к усыновлению бездетными парами детей из детского дома.

Пройдя весьма непростую процедуру передачи ребенка в приемную семью с последующим усыновлением через суд, несовершеннолетний получает все те же права и обязанности, как если бы он был рожден в этой семье.

Как уже сказано выше, усыновленный ребенок имеет все те же права, которые полагаются ребенку, рожденному в этой семье.

Это касается как прав, которые у него есть при совместном проживании родителей, так и прав, которые имеются у ребенка после развода родителей.

  • В частности, усыновленный ребенок даже осле развода сохраняет:Право на материальное обеспечение: оба родителя обязаны материально обеспечивать его;
  • Право на воспитание: несовершеннолетнему по-прежнему должно уделяться достаточно времени;
  • Право на защиту его интересов: никто не вправе ущемлять права малыша лишь потому, что он усыновлен;
  • Право на общение с обоими родителями;
  • Все прочие права, закреплённые в Семейном кодекса РФ.

Таким образом, правовой статус усыновленных сына или дочери совершенно аналогичен правовому статусу ребенка, рожденного в браке или же вне брака.

К сожалению, такой вопрос часто задают юристам покидающие семью отцы, да и некоторые недобросовестные матери также интересуются возможностью «вернуть» некогда чужого ребенка обратно в детский дом.

Причин столь неприятного поведения может быть несколько или одна из вышеперечисленных:

  • Усыновление малыша было инициативой одного из супругов или же вызвано обстоятельствами, касающимися только одного из супругов. Типичный пример – женское бесплодие, из-за которого ребенок был усыновлен, а после развода муж хочет оборвать все связи с чужим для него по крови отпрыском.
  • Один или даже оба из родителей стремятся избавиться от «обузы» как в материальном, так и в моральном плане, особенно если взаимопонимания с ребенком не достигли;
  • Решение об усыновлении было обоюдным, но новая жизнь позволяет его пересмотреть с новым партнером и ребенок только мешает.

Подобное поведение супругов крайне предосудительно и недопустимо, но это не уменьшает количества желающих отказаться от ребенка. Увы, детям часто приходится расплачиваться за разногласия и необдуманные поступки приемных родителей.

Вынуждены расстроить столь недобросовестных родителей – после развода нельзя просто так взять и отказаться от усыновленного ребенка ни при каких обстоятельствах. Отменить усыновление можно лишь в судебном порядке, при этом усыновители относятся к числу лиц, которые вправе обратиться с таким требованием в суд.

Возможность вернуть чадо в детский дом по желанию его опекунов сохраняется лишь при статусе опеки или приемной семьи, а вот после усыновления все права и обязанности кровного ребенка переходят к взятому из детского дома малышу.

Прямой возможности отмены усыновления ввиду развода в законе не предусмотрено. Но интересные разъяснения дает Верховный суд РФ в Постановлении Пленума от 20.04.2006 N 8 (ред. от 17.12.2013) «О применении судами законодательства при рассмотрении дел об усыновлении (удочерении) детей», где гласит, что суд, руководствуясь нормам ч. 2 ст. 140 СК РФ, имеет право отменить усыновление и в иных случаях.

Иными случаями признаются любые ситуации, когда нормальное развитие и воспитание несовершеннолетнего не представляется возможным. В качестве примера приводится:

  • Обнаружение у ребенка серьезной умственной или физиологической неполноценности, мешающей нормальному развитию;
  • Отсутствие взаимопонимания и авторитета усыновителя в качестве родителя, исключающего полноценное воспитание.

Суд обязан выяснить у ребенка его мнение, если ему исполнилось 10 лет на момент рассмотрения такого иска.

Исходя из положений ч. 2 ст. 140 СК РФ, суд вполне может принять во внимание обоюдное нежелание усыновителей или же нежелание одного из них принимать участие в воспитании чужого по крови ребенка и отменить усыновление. Таким образом, отказ от усыновления после развода в суде вполне реален, но лишь при участии грамотного юриста, который сможет правильно составить исковое заявление и учесть все возможные нюансы дела.

Подать иск об отмене усыновления могут:

  • Усыновители (удочерители) малыша;
  • Родители ребенка. Под этим понятием подразумеваются биологические родители, если они находятся в добром здравии и не лишены родительских прав;
  • Прокурор;
  • Органы опеки и попечительства по месту жительства ребенка;
  • Сам усыновленный, если ему исполнилось 14 лет.

Основаниями для обращения в суд с таким иском могут быть:

  • Злостное уклонение усыновителей от исполнения своих обязанностей по отношению к ребенку;
  • Жестокое обращение с несовершеннолетним;
  • Хроническое заболевание алкоголизмом или же злоупотребление наркотическими средствами;
  • Злоупотребление усыновителями своими правами на ребенка.

ВАЖНО: В перечне оснований для отмены усыновления в СК РФ отсутствует желание усыновителей отказаться от ребенка после развода, хотя законом прямо и не запрещено обратиться в суд с таким требованием.

Чаще всего один из усыновителей ребенка обращается в суд с иском об отмене усыновления в отношении второго родителя.

Пример: Супруги С. в 2013 году усыновили 4-летнего Максима. В 2016 году брак между супругами С. был расторгнут, бывший муж оставил семью и перестал интересоваться ребенком. В 2018 году бывшая жена подала иск об отмене усыновления против своего бывшего мужа, указав, что он уклоняется от исполнения обязанностей родителя. Суд, исследовав материалы, отменил усыновление, однако взыскал с нерадивого родителя алименты на ребенка.

Куда реже в судах рассматриваются общие иски усыновителей об отмене усыновления ввиду распавшихся отношений.

Процедура рассмотрения иска об отмене усыновления отличается от привычных даже для юристов по семейным спорам делам весьма значительно.

При подготовке искового заявления об отмене усыновления стоит помнить о следующих особенностях этой процедуры:

  • В судебном заседании обязательно участвует прокурор и органы опеки и попечительства;
  • Если иск заявляется усыновителями, то ответчиком выступает несовершеннолетний ребенок, интересы которого защищает прокурор и органы опеки;
  • Иски данной категории рассматриваются только и исключительно в районном суде по месту жительства ребенка.

Суды не стеснены своим правом самостоятельно определять, являются ли перечисленные в иске доводы препятствием нормальному воспитанию и развитию ребенка. также суд может взыскать алименты с бывших усыновителей. Отменяя усыновление. Это обязательство будет действовать до тех пор, пока ребенок не будет усыновлен вновь (если такое, конечно, произойдет).

При выборе ответчика следует учитывать:

  • Если иск подается одним из усыновителей об отмене усыновления в отношении второго усыновителя – ответчиком будет усыновитель, которого планируется лишить статуса родителя.
  • Если иск подается от двоих усыновителей, то ответчиком будет выступать усыновленный ребенок, интересы которого будет защищать опека и прокурор.

В иске необходимо указать:

  • Наименование судебного органа и адрес его местонахождения;Данные на истца и ответчика: ФИО, адреса регистрации и фактического жительства;
  • Третьи лица: орган опеки муниципалитета и прокурор;
  • Обстоятельства спора: когда заключен брак, когда расторгнут, когда усыновлен ребенок. Можно дополнительно указать иные обстоятельства. Имеющие значения для дела – кто инициировал усыновление, был ли против усыновитель, в отношении которого подан иск и т.д.
  • Причины, по которым усыновителя следует лишить права на ребенка;
  • Доказательства и ссылки на закон, документы, практику;
  • Требование, адресованное суду;
  • Список приложенных документов к иску;
  • Личная подпись и дата составления искового заявления.

Исковое заявление составляется в печатном или рукописном виде, однако юристы советуют все же распечатывать документ – это исключит его возврат виду нечитаемости.

Иск об отмене усыновления можно подать как лично в приемную суда, так и направить заказной корреспонденцией через почту.

Примерный образец размещен ниже.

В случае подаче иска от двоих усыновителей настоятельно рекомендуется обратиться за консультацией к квалифицированному юристу – это поможет избежать возможных ошибок и упростит защиту своих прав.

Рассмотрение иска об отмене усыновления в отношении одного супруга или же по обоюдному иску об отказе от усыновления проходит в стандартные сроки по ГПК РФ:

  • 2 месяца – на рассмотрение дела;
  • 1 месяц – на вступление решения в силу.

Возможно увеличение сроков слушания дела, если в ходе рассмотрения иска потребуется проведение какой-либо экспертизы. Производство по делу приостанавливается в этом случае на время ее проведения и общий процессуальный срок в 2 месяца не считается.

Расходы на отказ от усыновления через его отмену минимальны:

  • Если иск подают оба супруга – им придется уплатить 300 рублей госпошлины на двоих;
  • Если иск подается одним усыновителем против второго – от пошлины он освобождается, поскольку иск заявляется в интересах несовершеннолетнего.

Возможны и дополнительные расходы на оказание юридической помощи по составлению иска и представительство интересов в суде, однако их размеры индивидуальны и зависят от тарифов отдельно взятого юриста.

Последствием отмены усыновления будет являться:

  • Полное аннулирование взаимных прав и обязанностей ребенка и усыновленного родителя;
  • Ребенок передается родителям (если они живы и не лишены прав на него) или же возвращается в специализированное детское учреждение по усмотрению органа опеки и попечительства;
  • ФИО ребенка, установленное ему при усыновлении, может быть изменено, но лишь с согласия ребенка, достигшего возраста 10 лет;
  • Если суд посчитает необходимым, то в интересах ребенка он может взыскать с бывших усыновителей алименты на содержание несовершеннолетнего.

ВАЖНО: Вместе с отменой усыновления усыновители лишаются прав на встречное требование алиментов в старости, а ребенок утрачивает право на наследство после смерти усыновителей.

Судебная практика по данному вопросу весьма незначительна и касается лишь формальных исков, поданных в надежде избавиться от обязанностей, которые родитель несет перед усыновленным малышом.

Практика же отмены усыновления, инициированная ввиду неисполнения усыновителями своих обязанностей, достаточно однозначна:

  • Если нарушения прав ребенка значительные – усыновление отменяется;
  • Если же нарушение носит разовый характер и интересы ребенка значительно не затронуты, при этом усыновители не требуют отмены – в иске отказывается.

Отмена же усыновления по инициативе заявителя случается редко и лишь при соблюдении следующих условий:

  • Суд убежден, что нормальное воспитание ребенка одним или обоими усыновителями невозможно;
  • Выяснено мнение ребенка, достигшего возраста 14 лет;
  • Опека не возражает против отмены усыновления;
  • Усыновитель (или оба) явно свидетельствует о нежелании осуществлять воспитание ребенка.

ВАЖНО: Практически во всех случаях отмены усыновления не по заявлению родителей с недобросовестных усыновителей взыскивались алименты в общем порядке.

Пример: Суд по исковому заявлению бывшей жены Петровой отменил усыновление ее бывшим мужем – Петровым в отношении усыновленного ребенка Сергея. Спустя несколько месяцев после вступления решения суда в силу бывший муж погиб и его бывшая жена безуспешно пыталась отсудить право ребенка на наследство. Суд отказал в иске, так как никаких юридических прав и обязанностей между Петровым и ранее усыновленным ребенком не осталось.

Дела об отмене усыновления – крайне сложная категория судебных споров, требующая участия максимально опытного юриста.

Если вы сомневаетесь в перспективности вашего спора или же предварительно хотите заручиться поддержкой юриста – обращайтесь к нашим специалистам прямо сейчас! Консультация юристов нашего сайта бесплатна.

  • В связи с постоянным изменением законодательства, подзаконных актов и судебной практики, порой мы не успеваем обновлять информацию на сайте
  • Ваша юридическая проблема в 90% случаев индивидуальна, поэтому самостоятельная защита прав и базовые варианты решения ситуации зачастую могут не подходить и приведут лишь к усложнению процесса!

Поэтому обратитесь к нашему юристу за БЕСПЛАТНОЙ консультацией прямо сейчас и избавьтесь от проблем в дальнейшем!

Задайте вопрос эксперту-юристу бесплатно!

Задайте юридический вопрос и получите бесплатную
консультацию. Мы подготовим ответ в течение 5 минут!

Все данные будут переданы по защищенному каналу

Заполните форму, и уже через 5 минут с вами свяжется юрист

Приемного ребенка Олеся взяла потому, что чувствовала в себе желание и готовность помочь. Помочь брошенному маленькому человечку обрести дом и любящую семью.

У нее уже было двое собственных сыновей, 10 и 2 лет. И, Олеся, каждый день дарила им тепло и любовь.

И, часто задумывалась о том, что слишком много детей живут в казенных учреждениях. Не просто без материнской любви, но, даже, без должного внимания со стороны взрослого человека.

Олеся начала собирать информацию о приемном родительстве. И, в конце-концов, решила, что, наверняка, с этим справиться.

Когда Олеся читала, что дети из детских домов бывают сильно травмированы жизненными обстоятельствами, и, поэтому, с ними может оказаться нелегко, она думала, что, очевидно, те, кто не справился — плохо старались.

Ее собственные дети тоже были не подарками. И баловались, и капризничали, порой. У старшего, вообще, были проблемы с речью. Он говорить начал только ближе к 3 годам.

Но, ничего же! Олеся со всем этим справилась и продолжает справляется!

У них замечательная, дружная семья. Она — мудрая, опытная мама. Наверняка, она найдет подход и к приемному ребенку!

Это интересно:  Можно ли зарегистрировать брак в другом городе не по месту прописки? 2019 год

Олеся решила поговорить о своей идее с мужем. И, супруг оказался не против. Только спросил, уверена ли она, что это действительно нужно. Олеся, естественно, сказала, что уверена. На что муж ответил, что в таком случае, тоже не возражает.

Впрочем, такое развитие событий в их семье было закономерным. Все вопросы у них решались именно так. Олеся выступала инициатором. Муж уточнял, действительно ли, то, что она предлагает, необходимо. Олеся это подтверждала, и супруг с ней соглашался.

Таким образом, они и обоих детей родили, и жилищные условия, в помощью ипотеки, улучшили, и машину купили.

Правда, у такого положения дел, существовала и обратная сторона. Муж, в любой момент, мог сказать ей, чтобы она не жаловалась на трудности. Так как сама этого хотела. А затем, самоустранялся от решения проблемы.

Впрочем, Олеся и в этой ситуации придумала, как быть.

Если случались неприятности, она сама искала решение, а потом, просто говорила мужу, как следует поступть. И он, в свойственной ему манере, уточнял, действительно ли это необходимо, и, потом, делал то, что сказала жена.

В общем, в том, что с приемным ребенком она справиться, Олеся даже не сомневалась.

Собрав все необходимые документы, она взяла из детского дома девочку 4-х лет. Сашеньку. И, приготовилась любить свою новоявленную дочку.

Любить Сашу Олеся старалась изо всех сил. Но, с каждым днем, у нее получалось это все хуже и хуже. И, в какой-то момент, Олеся поняла, что приемную дочь не просто не любит. Она ее ненавидит!

А как можно любить ребенка, который создает такое количество проблем?

Саша отказывалась от еды — накормить ее было просто невозможно. Теперь, каждый прием пищи, сопровождался истериками девочки, и скидыванием посуды со стола на пол.

Кроме того, гладя на сестру, таким же образом начал поступать и Олесин младший сын.

А еще, оказалось, что Саша ничего не умеет делать, и не хочет учиться. Когда Олеся предложила девочке самой надеть колготки, приемная дочь вырвала их из Олесиных рук, и выкинула куда подальше.

По ночам Саша не спала. Она, сидя в кровати, монотонно раскачивалась из стороны в сторону, подвывая в так своим движениям.

Спокойно погулять с ней тоже было невозможно. Саша, едва выйдя на улицу, начинала подбегать к прохожим и хвататься за них. Или к припаркованным автомобилями, и пытаться что-нибудь от них оторвать. Например, зеркало, или дверную ручку.

Слов Саша, похоже, не понимала. Когда Олеся говорила ей «нельзя», Саша это просто игнорировала. И продолжала дальше делать то, чего хотела.

Но, самым страшным было то, что Саша начала обижать Олесиного младшего сына.

Она ломала его поделки, портила игрушки, била. Один раз, пока Олеся была в туалете, Саша сильно ударила малыша. Кастрюлей по голове. Настолько сильно, что потом, Олеся, его, едва смогла успокоить. И, пришлось вызывать скорую.

После этого случая, Олеся стала бояться оставлять детей без присмотра даже на секунду. Но, ведь она с ними, практически целый день, проводила одна. Муж находился на работе. Старший сын — сначала в школе, а потом на тренировке. И, как в такой ситуации, Олесе, элементарно, помыться? Как, хотя бы, в туалет сходить?

Вскоре Олеся поняла, что запустила дом. Запустила себя, запустила своих сыновей. Она уже не помнила, когда последний раз делала маникюр, или укладку. Когда последний раз убиралась в квартире. И, когда уделяла время мальчикам.

Все это, Олеся делать более не могла. Каждую минуту она была вынуждена посвящать приемной дочери. Чтобы Сашенька хоть что-нибудь съела. Что бы она не написала или не накакала посередине комнаты. Чтобы она не разломала и не разрушила все вокруг себя. Чтобы она не травмировала младшего брата.

Но, несмотря на тщательный контроль, однажды, Саша, умудрилась вылить на себя кипяток из чайника.

И, получила ожоги. К счастью, легкие, которые зажили за 2 недели и не оставили следов. Но, что за эти 2 недели пришлось пережить Олесе!

Разбирательства с органами опеки! Попытки доказать, что она — не плохая мать, несмотря на то, что не уследила за ребенком! Страх, что вместе с Сашей, у нее, как у недостойной родительницы, могут отобрать и сыновей.

Олеся не спала несколько ночей! За эти 2 недели, она состарилась лет на 10, и начала вздрагивать, едва ли не от каждого звука.

Как только приемную дочь выписали из больницы, Олеся решила вернуть ее обратно в детский дом. Поняла, что совершенно не готова к жизни с таким ребенком. Поняла, что из-за Саши рушится ее мир. Что она так долго не выдержит. А, ведь, ей еще мальчиков поднимать.

Олеся решила поговорить об своем решении с мужем. Сказала ему, что хочет Сашу вернуть. Но тут, ее покладистый, во всем всегда с ней соглашающийся супруг, высказался резко против возврата.

Сказал, что так поступать, однозначно, нельзя! И, посмотрел на Олесю странным взглядом. Ей показалось, что разочарованным в ней.

После такой реакции мужа, Олеся не выдержала, и, как была в домашней одежде, выбежала из дома на улицу.

Стояла промозглая осенняя погода. Дул ветер. Олеся должна была моментально замерзнуть. Но, она не чувствовала холода.

Она шла по улице, обхватив себя руками, и не сдерживая слез. Прохожие оглядывались ей в след. Некоторые, даже спросили, нужна ли ей помощь.

Олеся, в ответ, отрицательно помотала головой. Помощь ей была не нужна.

Потому, что помочь ей можно было только одним способом — сделать так, чтобы Саша в ее жизни никогда не появлялась. А это не осуществимо.

Домой Олеся вернулась, после того, как муж позвонил ей на сотовый телефон, в десятый раз. К этому моменту она уже смогла взять себя в руки, и начать рассуждать спокойно.

Она вспомнила, как сама хотела приемного ребенка. Как была уверена, что справится. Как считала тех, кто не справляется, едва ли не дураками.

А еще, она вспомнила, как разочаровано посмотрел на нее муж, когда она заговорила о возврате Саши в детский дом.

И, тогда, Олеся, приняла решение, что не вернет приемную дочь. Никогда. Чего бы ни происходило, чего бы Саша ни вытворяла. Олеся, теперь, ее мама. И, несет за нее ответственность.

Олеся подумала, что, если бы,кто-то из ее мальчиков, вел себя, как Саша, она бы ни секунды не думала о том, чтобы от него избавиться. А, значит, и про Сашу так думать не должна.

Принятое решение очень сильно упростило положение дел.

Ведь, если раньше Олеся, непроизвольно, думала о том, как бы от происходящего избавиться. Как бы сделать так, чтобы ее жизнь снова стала спокойной и счастливой. То, теперь, ее мозг начал работать в другом направлении.

Олеся стала думать, как быть, в сложившихся обстоятельствах. Что сделать, чтобы Саша из невоспитанной, глупой и грубой забияки, начала превращаться в нормальную девочку.

С тех пор прошли 4 года. Сейчас Саше уже 9 лет, и она ходит в школу. За эти 4 года Олесе пришлось пройти через многое.

Но, все-таки, ей и многое удалось.

Она смогла разобраться, что Саша плохо ест, потому, что ей тяжело жевать. И, стала приучать дочку к твердой пище так, как приучают малышей — постепенно, начиная с пюре.

Олеся нашла в себе силы поговорить с Сашей по душам, настолько, насколько это было возможно. И, выяснила, что Саша все ломает и портит вокруг себя не со зла. А потому, что привыкла поступать так с самого детства. Потому, что в ее детском доме так себя вело большинство детей.

Постепенно, Олеся начала понимать, что совершая те, или иные поступки, Саша, всякий раз имеет для этого основание. А, не ведет себя так, чтобы просто навредить.

Три года Олеся, каждый день, объясняла приемной дочери простые истины. Такие, которые ее сыновья, казалось, понимали еще с пеленок. А Саша — не понимала, и, сначала, не хотела понимать.

Но, в какой-то момент, Олеся заметила, что девочка начинает меняться. И, количество неприятных ситуаций с ее участием, начинает сокращаться.

Последний год Олеся с мужем и детьми живут, как обычная, нормальная семья. А ужасы, с которыми им пришлось столкнуться, постепенно начинают забываться. И на смену им приходит гордость.

Олеся гордится собой, что смогла все это выдержать, смогла через это пройти. Она гордиться своими сыновьями, что они все это время были рядом. Не обижались, что мама уделяет им мало времени и терпели выходки сестры.

Олеся гордится мужем, что, четыре года назад, он не стал, как обычно, соглашаться с ней, а сделал то, чего ей, тогда, было крайне необходимо — заставил ее задуматься над происходящем.

Но, больше всего, Олеся гордиться приемной дочкой. Потому, что Саша, за эти 4 года, смогла преодолеть себя. Научиться тому, чему научиться ей было очень тяжело. Измениться. Из кошмара семьи, превратиться в ласковую девочку, увлекающуюся рисованием, и обожающую своих родителей и братьев.

Сейчас, Олеся очень рада, что не вернула приемную дочь обратно в детский дом.

Хотите больше историй из жизни на канале Отражение?

— Подписывайтесь на канал!

— Ставьте лайки (палец вверх)!

— Делитесь историями с друзьями в социальных сетях, нажимая кнопку «Поделиться»!

По статистике на 2016 год, более 148 тысяч детей из детских домов воспитывалось в приемных семьях. Пять тысяч из них вернулись обратно в детдом. Отказавшиеся от приемных детей женщины рассказали, каково это – быть матерью неродного ребенка и что подтолкнуло их к непростому решению.

Ирина, 42 года

В семье Ирины воспитывалась дочь, но они с мужем хотели второго ребенка. Супруг по медицинским показаниям больше не мог иметь детей, пара решилась на усыновление. Страха не было, ведь Ирина работала волонтером и имела опыт общения с отказниками.

— Я пошла вопреки желанию родителей. В августе 2007 года мы взяли из дома малютки годовалого Мишу. Первым шоком для меня стала попытка его укачать. Ничего не вышло, он укачивал себя сам: скрещивал ноги, клал два пальца в рот и качался из стороны в сторону. Уже потом я поняла, что первый год жизни Миши в приюте стал потерянным: у ребенка не сформировалась привязанность. Детям в доме малютки постоянно меняют нянечек, чтобы не привыкали. Миша знал, что он приемный. Я доносила ему это аккуратно, как сказку: говорила, что одни дети рождаются в животе, а другие — в сердце, вот ты родился в моем сердце.

Ирина признается, маленький Миша постоянно ею манипулировал, был послушным только ради выгоды.

— В детском саду Миша начал переодеваться в женское и публично мастурбировать. Говорил воспитателям, что мы его не кормим. Когда ему было семь, он сказал моей старшей дочери, что лучше бы она не родилась. А когда мы в наказание запретили ему смотреть мультики, пообещал нас зарезать.

Миша наблюдался у невролога и психиатра, но никакие лекарства на него не действовали. В школе он срывал уроки и бил сверстников. У мужа Ирины закончилось терпение и он подал на развод.

— Я забрала детей и уехала в Москву на заработки. Миша продолжал делать гадости исподтишка. Мои чувства к нему были в постоянном раздрае: от ненависти до любви, от желания прибить до душераздирающей жалости. У меня обострились все хронические заболевания. Началась депрессия.

По словам Ирины, Миша мог украсть у одноклассников деньги, а выделенные ему на обеды средства спустить в игровом автомате.

— У меня случился нервный срыв. Когда Миша вернулся домой, я в состоянии аффекта пару раз его шлепнула и толкнула так, что у него произошел подкапсульный разрыв селезенки. Вызвали «скорую». Слава богу, операция не понадобилась. Я испугалась и поняла, что надо отказаться от ребенка. Вдруг я бы снова сорвалась? Не хочу садиться в тюрьму, мне еще старшую дочь поднимать. Через несколько дней я пришла навестить Мишу в больнице и увидела его в инвалидном кресле (ему нельзя было ходить две недели). Вернулась домой и перерезала вены. Меня спасла соседка по комнате. Я провела месяц в психиатрической клинике. У меня тяжелая клиническая депрессия, пью антидепрессанты. Мой психиатр запретил мне общаться с ребенком лично, потому что все лечение после этого идет насмарку.

Это интересно:  Меняется ли серия и номер паспорта при замене? Можно ли сохранить? 2019 год

После девяти лет жизни в семье Миша вернулся в детский дом. Спустя полтора года юридически он все ещё является сыном Ирины. Женщина считает, что ребенок до сих пор не понял, что произошло, он иногда звонит ей и просит что-нибудь ему купить.

— У него такое потребительское отношение ко мне, как будто в службу доставки звонит. У меня ведь нет разделения — свой или приемный. Для меня все родные. Я как будто отрезала от себя кусок.

После случившегося Ирина решила выяснить, кто настоящие родители Миши. Оказалось, у него в роду были шизофреники.

— Он симпатичный мальчишка, очень обаятельный, хорошо танцует, и у него развито чувство цвета, хорошо подбирает одежду. Он мою дочь на выпускной одевал. Но это его поведение, наследственность все перечеркнула. Я свято верила, что любовь сильнее генетики. Это была иллюзия. Один ребенок уничтожил всю мою семью.

Светлана, 53 года

В семье Светланы было трое детей: родная дочь и двое приемных детей. Двое старших уехали учиться в другой город, а самый младший приемный сын Илья остался со Светланой.

— Илье было шесть, когда я забрала его к себе. По документам он был абсолютно здоров, но скоро я начала замечать странности. Постелю ему постель — наутро нет наволочки. Спрашиваю, куда дел? Он не знает. На день рождения подарила ему огромную радиоуправляемую машину. На следующий день от нее осталось одно колесо, а где все остальное — не знает.

После нескольких обследований у невролога Илье поставили диагноз – абсансная эпилепсия. Для заболевания характерны кратковременные отключения сознания.

— Со всем этим можно было справиться, но в 14 лет Илья начал что-то употреблять, что именно — я так и не выяснила. Он стал чудить сильнее прежнего. Все в доме было переломано и перебито: раковина, диваны, люстры. Спросишь у Ильи, кто это сделал, ответ один: не знаю, это не я. Я просила его не употреблять наркотики. Говорила: окончи девятый класс, потом поедешь учиться в другой город, и мы с тобой на доброй ноте расстанемся. А он: «Нет, я отсюда вообще никуда не уеду, я тебя доведу».

Спустя год ссор с приемным сыном Светлана попала в больницу с нервным истощением. Тогда женщина приняла решение отказаться от Ильи и вернула его в детский дом.

— Год спустя Илья приехал ко мне на новогодние праздники. Попросил прощения, сказал, что не понимал, что творит, и что сейчас ничего не употребляет. Потом уехал обратно. Уж не знаю, как там работает опека, но он вернулся жить к родной матери-алкоголичке. У него уже своя семья, ребенок. Эпилепсия у него так и не прошла, чудит иногда по мелочи.

Евгения, 41 год

Евгения усыновила ребенка, когда ее родному сыну было десять. От того мальчика отказались предыдущие приемные родители, но несмотря на это, Евгения решила взять его в свою семью.

— Ребенок произвел на нас самое позитивное впечатление: обаятельный, скромный, застенчиво улыбался, смущался и тихо-тихо отвечал на вопросы. Уже потом по прошествии времени мы поняли, что это просто способ манипулировать людьми. В глазах окружающих он всегда оставался чудо-ребенком, никто и поверить не мог, что в общении с ним есть реальные проблемы.

Евгения стала замечать, что ее приемный сын отстает в физическом развитии. Постепенно она стала узнавать о его хронических заболеваниях.

— Свою жизнь в нашей семье мальчик начал с того, что рассказал о предыдущих опекунах кучу страшных историй, как нам сначала казалось, вполне правдивых. Когда он убедился, что мы ему верим, то как-то подзабыл, о чем рассказывал (ребенок все-таки), и вскоре выяснилось, что большую часть историй он просто выдумал. Он постоянно наряжался в девочек, во всех играх брал женские роли, залезал к сыну под одеяло и пытался с ним обниматься, ходил по дому, спустив штаны, на замечания отвечал, что ему так удобно. Психологи говорили, что это нормально, но я так и не смогла согласиться с этим, все-таки у меня тоже парень растет.

Учась во втором классе, мальчик не мог сосчитать до десяти. Евгения по профессии преподаватель, она постоянно занималась с сыном, им удалось добиться положительных результатов. Только вот общение между матерью и сыном не ладилось. Мальчик врал учителям о том, что над ним издеваются дома.

— Нам звонили из школы, чтобы понять, что происходит, ведь мы всегда были на хорошем счету. А мальчик просто хорошо чувствовал слабые места окружающих и, когда ему было нужно, по ним бил. Моего сына доводил просто до истерик: говорил, что мы его не любим, что он с нами останется, а сына отдадут в детский дом. Делал это втихаря, и мы долго не могли понять, что происходит. В итоге сын втайне от нас зависал в компьютерных клубах, стал воровать деньги. Мы потратили полгода, чтобы вернуть его домой и привести в чувство. Сейчас все хорошо.

Сын довел маму Евгении до сердечного приступа, и спустя десять месяцев женщина отдала приемного сына в реабилитационный центр.

— С появлением приемного сына семья стала разваливаться на глазах. Я поняла, что не готова пожертвовать своим сыном, своей мамой ради призрачной надежды, что все будет хорошо. К тому, что его отдали в реабилитационный центр, а потом написали отказ, мальчик отнесся абсолютно равнодушно. Может, просто привык, а может, у него атрофированы какие-то человеческие чувства. Ему нашли новых опекунов, и он уехал в другой регион. Кто знает, может, там все наладится. Хотя я в это не очень верю.

Анна (имя изменено)

— Мы с мужем не могли иметь детей (у меня неизлечимые проблемы по женской части) и взяли ребенка из детского дома. Когда мы его брали, нам было по 24 года. Ребенку было 4 года. С виду он был ангел. Первое время не могли нарадоваться на него, такой кудрявенький, хорошо сложен, умный, по сравнению со своими сверстниками из детдома (не для кого не секрет, что дети в детдоме плохо развиваются). Конечно, мы выбирали не из принципа, кто симпатичнее, но к этому ребенку явно лежала душа. С тех пор прошло почти 11 лет. Ребенок превратился в чудовище — ВООБЩЕ ничего не хочет делать, ворует деньги у нас и у одноклассников. Походы к директору для меня стали традицией. Я не работаю, посветила жизнь ребенку, проводила с ним все время, старалась быть хорошей, справедливой мамой… не получилось. Я ему слово — он мне «иди на***, ты мне не мать/да ты *****/да что ты понимаешь в моей жизни». У меня больше нет сил, я не знаю, как на него повлиять. Муж устранился от воспитания, говорит, чтобы я разбиралась сама, т. к. (цитирую) «я боюсь, что если я с ним начну разговаривать, я его ударю». В общем, я не видела выхода, кроме как отдать его обратно. И да. Если бы это мой ребенок, родной, я бы поступила точно так же.

Наталья Степанова

— Маленький Славка мне сразу полюбился. Одинокий и застенчивый малыш выделялся из ребячьей толпы в социальном центре помощи детям. Мы забрали его в первый же день знакомства. Однако уже через две недели забили тревогу. Внешне спокойный и добрый мальчик неожиданно стал проявлять агрессию к домашним питомцам. Сначала Слава повесил на кухне новорожденных котят, предварительно обмотав их проволокой. Затем объектом его внимания стали маленькие собачки. В итоге на счету малолетнего душегуба оказалось не менее 13 загубленных жизней. Когда началась череда этих жестоких поступков, мы сразу же обратились к детскому психологу. На приеме специалист нас успокоила и посоветовала уделять Славе больше времени и дать понять, что мы любим его. Мы пошли навстречу и летом уехали в деревню, подальше от шумного города. Но там ситуация стала ещё хуже. На очередной консультации психолог объяснила нам, что Славке необходима специализированная помощь. А так как я в положении, мы решили, что сына лучше отдать обратно в детский дом. Мы до последнего надеялись, что у мальчика вскоре пройдет агрессия, а вместе с ней и желание убивать. Последней каплей терпения стали три тела растерзанных щенят. Словно по сценарию фильма ужасов, в очередной раз воспользовавшись отсутствием взрослых, малыш в одиночку жестоко забил четвероногих до смерти.

Что переживает ребенок, которого бросила мать, который не нужен отцу? Об этом известно только маленьким страдальцам. Ведь их, вдобавок ко всему, могут вернуть обратно те, кто дал им второй шанс оказаться в семье…

Эти дети преданы как минимум дважды. Сначала они остались без кровных родителей, а затем от них отказались приемные. По данным Департамента социальной защиты населения города Москвы, в 2015 году из замещающих семей возвращены 210 детей, в 2016 году — 153 ребенка.

За каждой цифрой — своя драма. И еще не известно, кто изживет ее раньше: ребенок-отказник или взрослый. Потому что вернуть можно, а забыть вряд ли когда-нибудь получится…

У Татьяны (имя изменено. — Е.С.) была дочь, которая умерла в три года от пневмонии. Ребенок сгорел буквально за десять часов. Это боль, которую не лечит время. Она никогда не пройдет. Потом угасла от рака мама. Следом ушла бабушка. Черная полоса не прерывалась.

— У меня распалась семья, мы так и не смогли пережить потерю дочери. Сегодня ей было бы 25 лет, — говорит Татьяна. — Мне даже пришлось поменять профессию педагога, потому что я не смогла больше работать с детьми. Получила диплом экономиста.

Потом она снова вышла замуж и родила сына, но запас любви в ее сердце не истощился. Таня мечтала о девочке, но больше не смогла забеременеть. Врачи поставили ей диагноз бесплодие.

— Мне уже было под сорок, — рассказывает она, — когда я решилась на экстракорпоральное оплодотворение (ЭКО). Но несколько попыток оказались неудачными. Как-то смотрели с мужем передачу про девочку, у которой вся семья погибла в жутком ДТП. Ребенок тоже серьезно пострадал. Муж сказал: «Звони! Мы ее возьмем, только не заставляй меня ее любить!» Вячеслав добрый, хороший человек, но из той породы мужчин, кто любит только своих, кровных детей.

Забрать ту девочку они все равно не смогли. Нашлись дальние родственники в другом городе, которые оформили опеку. А Татьяна пошла в школу приемных родителей и стала собирать необходимые документы. Было ощущение, будто ее кто-то вел. Куда ни пойдет, все сразу получалось. Трудности начались потом. Вдруг выяснилось, что найти «своего» ребенка не так-то просто.

— В московских базах детей мало, — делится Татьяна. — Ты видишь ребенка, звонишь, а он либо зарезервирован, либо с букетом болезней. Моя подруга по школе приемных родителей (ШПР) рассказала, что в Калининграде волонтеры ищут приемную семью для шестилетней девочки. Ее мать на днях суд должен был лишить родительских прав. Для меня было очень важно, что ребенок сохранный.

С фотографии на нее смотрела девочка с покарябанным носом, тусклыми, как солома, волосами, которой никто не дал бы шести лет. Но это была она, Александра (имя изменено. — Е.С.). Потом Татьяне прислали видео, и в сердце сразу что-то отозвалось. Она поняла, что больше искать не будет, потому что нашла.

В детский дом она отправилась, нагруженная подарками. Привезла игрушки, обучающие книжки, модные аксессуары для волос и фрукты — ящиками. Потом Саша ей скажет, что никогда не пробовала черешню и персики. Только яблоки.

В казенном доме она воспитывалась с рождения. Ее маму, ученицу коррекционной школы, изнасиловали в 14 лет, через 9 месяцев родилась Саша. Новорожденную девочку оставили в роддоме.

— Ей накануне сказали, что приедет мама из Москвы. В детдоме она всех называла мамами: и педагогов, и нянечек. Так проще: не надо запоминать имена. Александра просто прижалась ко мне, обняла. Она рассказала: «Мне приснился сон, будто прилетел ангел со словами: «Тебя завтра заберут в семью!». Мне ее сразу отдали.

Пока органы опеки готовили документы, мы жили в гостинице. Саша была очень запущенным ребенком. Ручки и ножки в болячках, мозоли на ножках в кровь, потому что обувь никогда не подходила по размеру, голова в мокнущих болячках, замазанных зеленкой. Я ее лечила.

Мы ходили в кино — Саше все было в диковинку. Она просила купить семечки, потому что вкусней ничего не ела. Директор меня предупредила: «У нас с ней проблема. Она ворует, врет». Я спросила у Саши: «Это правда?» Она призналась: таскала у старших девочек баранки и косметику, а помаду просто ела, как лакомство!

Это интересно:  Как ввести номер свидетельства о рождении на сайте РЖД? 2019 год

Как-то я купила «Доширак», и Саша попросила: «Дай мне тоже попробовать! Когда в детдоме мальчишки это ели, я допивала за ними жижу!» — со слезами вспоминает Татьяна.

Александра рассказывала ей свою жизнь, в которой были и драки, и побои. Татьяне словно открывалась другая сторона луны, незнакомая и пугающая, где существовала, к примеру, такая дикая традиция, как «время старших».

Когда педагоги уходили домой, а дежурные воспитатели мирно спали, старшие дети малышей раздевали догола и заставляли выполнять разные прихоти: «успокаивали» под холодным душем, заставляли на мизинчиках держать детские кроватки, непокорных били полотенцами. Из-за того что Сашу не раз ловили на воровстве, с ней почти никто не хотел играть — и она чувствовала себя изгоем.

Приемная дочка повторяла: «Я самая счастливая девочка на свете! Я знала, что ты придешь». В московском аэропорту сын и муж Татьяны встречали Сашу с надувными шариками. В квартире приготовили море игрушек, купили кроватку и стол. Старую одежду выкинули — девочку одели с иголочки. Когда Таня помыла Сашеньке ножки и поцеловала их, как целуют маленьким детям, девочка растаяла: «Мне никогда не целовали ножки!»

— Сначала все было хорошо. А через месяц-два у меня началось отторжение, — признается Татьяна. — В ШПР нас предупреждали, что пик возвратов приходится именно на первое время. Меня в Саше раздражало все: даже прикосновения и запах — чужой, не родной. Я понимала: через это надо пройти.

Вы слышали про РРП? Это реактивное расстройство привязанности, которое встречается у детей, с младенчества лишенных любви и тепла. Этих детей никто не обнимал, не прижимал к себе. Оставленные в роддоме малыши сначала плачут, потом молчат. Они никому не доверяют и рассчитывают только на себя. Отсутствие любви замещают едой, а потом — сексом, алкоголем и наркотиками. И практически нет психологов, которые работают с этим расстройством. Я помню, как Саша никак не могла наесться и прятала продукты под подушкой.

Девочка не умела ни читать, не писать. Татьяна наняла няню, у которой был опыт работы с такими детьми. Занятия с логопедом, педагогом, консультации у психолога — на приемную дочь денег не жалели. Из-за тесной обуви, которую она носила в детдоме, у нее были искривлены стопы, но справились и с этим: помог балет. Девочка, жаловавшаяся на боль в ногах, стала ходить с папой на длинные расстояния. Глядя на красивую, ухоженную девочку, никто бы не догадался, что это ребенок из детского дома. Ангелочек с бантиками!

— Она могла быть и ласковой. Любила обниматься, целоваться. Но то, что у меня есть семья, в ее планы не входило, — грустно замечает Татьяна. — Мама должна была быть только ее, и больше ничьей.

Саша начала мстить моему сыну Руслану: резала его вещи, крушила конструкции, которые он строил. Мы ее не наказывали, но каждый день что-то случалось. Она настраивала мужа против меня, и наоборот. Пыталась превратить нашу семью в подобие детского дома.

Сейчас понимаю свою главную ошибку: я просто растворилась в Саше, стремилась вернуть ей все, что она недополучила в детстве. Но мою любовь она расценивала как слабость.

Однажды Александра уронила Руслану на руку кольца от гантелей. Мальчик онемел от боли. Поехали к врачу: перелом мизинца. Саша хлопала длинными ресницами: «Я это сделала случайно!»

— Сын мне тогда сказал: «Мама, она уничтожит меня!» Муж боялся, что она сделает нашего мальчика инвалидом. Он готов был забрать сына и уйти.

Когда мы ее только взяли, я бежала домой с радостью. Потом не хотелось идти: сидела на работе допоздна. Начались проблемы со здоровьем: давление, сердце. Нам говорили в ШПР, что детдомовский ребенок — это сложно, что неизбежны откаты, но я не могла даже предположить, как будет на самом деле.

Александра словно испытывала ее на прочность. Кромсала ножницами обувь, резала платки, пальто, платья и постельное белье. Это был настоящий квартирный террор.

Бывало, они вместе сидели и ревели. В одном из разговоров по душам Саша призналась: «Я тебе мщу!» — «За что?» поразилась Татьяна. — «За то, что ты не разрешала фильм смотреть, за то, что Руслана больше любишь!» — «Почему ты так решила?» — «Потому что ты его родила! Я ведь знаю, что ты не моя мама!»

Она ревновала Татьяну даже к цветам. Так и говорила: «Ты их любишь больше, чем меня!» Вырвала с корнем диффенбахии, а китайскую розу полила водой со стиральным порошком.

Это письмо Александры к биологической маме, которое Татьяна сама записала на видео, она помнит наизусть.

«Здравствуй, мама! Я давно тебя ждала и надеялась, что ты меня заберешь. Я тебя не помню, но я знаю, что ты есть. Я не прижилась в этой семье и не смогла их полюбить. Я жду, что ты приедешь. Я закончила первый класс. У меня хорошие оценки, я хорошо умею читать, писать, знаю английский язык. Я умею готовить, если ты не умеешь, я тебя научу. Я помогу, если тебе очень сложно. Но я люблю тебя такую, какая ты есть».

Детская психика так устроена, что тоску по матери почти ничем не изжить. Психолог, к которому обращалась Таня, советовал отправить это видео адресату и дождаться ответа: только тогда Александру отпустит, потому что надежда, что «мама приедет и меня заберет», не дает ребенку прижиться в новой семье.

Татьяна нашла профиль непутевой мамы в одной из социальных сетей, написала письмо, но ей не ответили. Тогда она передала видео через преподавательницу коррекционной школы, где училась мама Александры. Педагог навестила свою бывшую ученицу и пришла в ужас: «Я будто побывала в глубинах ада! Она опять беременна неизвестно от кого. В доме грязь, груды пустых бутылок».

Два года борьбы за ребенка окончились полным поражением. Татьяна чувствовала, что идет внутреннее выгорание души, что у нее ничего не получается. Она уже приняла решение.

— Саша уничтожала все, что мне дорого, — глухо говорит Татьяна. — Последней каплей стал сломанный хвост моей собаки. Мы недоумевали, почему добрейший пес, который любит абсолютно всех, на Сашу рычит.

Потом заметили, что собака перестала вилять хвостом и взвизгивала, стоило только до него дотронуться. В ветеринарной клинике нас спросили: «А вы что, не знали, что у нее хвост раздроблен? У нее было несколько переломов». В наше отсутствие Саша прищемила маленькой собачке хвост дверью.

Я никогда не поднимала на нее руку, даже когда она сломала моему ребенку палец. Но в тот день впервые дала ей пощечину. Я поняла, что это все, конец.

Вернуть Александру в детский дом она считала предательством и начала искать ей приемную семью. У девочки не было ни слезинки, когда она переехала в новый дом.

— Она им сразу понравилась. Все ведь хотят блондинку с голубыми глазами, но никто не знает, что там внутри, хотя я предупредила: «За этой ширмой скрывается волчонок». Предложила свою помощь, если будут проблемы.

Александра уже полгода там. Она все-таки вспоминает меня, но спокойно, без надрыва. А мои отношения с ее приемными родителями постепенно сошли на нет. Мы решили, что так будет лучше, в первую очередь для ребенка. Я даже стерла их телефон, но сердце все равно болит.

За это время они с Сашей встречались два раза на нейтральной территории. Последний раз Таня видела ее еще в июле, когда приехала поздравить ее с днем рождения. Девочка, которая недавно на ней буквально висла, вежливо протянула руку: «Татьяна, я рада вам. У меня все хорошо!» Это было как ожог. Но сейчас она хочет верить, что жизнь этого ребенка наладится.

— Моя главная ошибка — я брала ее для себя. Мамы, потерявшие детей, не всегда обретают счастье, когда берут приемного ребенка. Если хороший психолог копнет глубже, он поймет: сначала надо лечить наши травмированные души. И еще я поняла, что не надо ждать благодарности от ребенка. Это ведь наш выбор, а не его.

— Основными ошибками приемных родителей, принявших решение о возврате приемного ребенка, являются переоценка своих сил, недостаток психологических ресурсов и педагогической компетенции, отказ от предлагаемой им помощи специалистов в разрешении сложившейся в замещающей семье ситуации, — объясняет Алла Дзугаева, заместитель руководителя Департамента социальной защиты населения города Москвы. — В настоящее время в столице функционирует 56 уполномоченных организаций, осуществляющих сопровождение замещающих семей, которое предусматривает оказание профессиональной консультационной, юридической, педагогической и социальной помощи. В то же время это сопровождение носит для граждан добровольный характер и осуществляется только с их согласия.

По данным департамента, из замещающих семей, как правило, возвращаются дети подросткового возраста, которые вошли в пубертатный период с сопутствующими ему проблемами поведения и развития. Среди причин возврата чаще всего указывают состояние здоровья как попечителей, так и ребенка и отсутствие взаимопонимания.

— Для большинства детей возврат из замещающей семьи является психологической травмой, — констатирует Алла Дзугаева. — В связи с этим, если не удается устроить такого ребенка сразу же в другую замещающую семью, он направляется в организацию для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, где с ним активно работают специалисты (психологи, социальные педагоги и пр.). Одновременно орган опеки и попечительства организует работу по подбору ребенку новой замещающей семьи с учетом потребностей ребенка, особенностей его развития и состояния здоровья.

У Елены Мачинской, психолога фонда «Измени одну жизнь», три дочери: одна родная и две приемные девочки-подростка Аня и Нюра. До этого Аню дважды возвращали в детский дом — люди с ней не справлялись. Но когда в доме появилась Нюра, Елена поняла, что первая приемная девочка — просто ангел. Было все: и ложь, и воровство, и манипуляции, и многочасовые истерики, и приступы агрессии.

— У меня не было мысли вернуть ее в детский дом, — откровенно говорит Елена. — Я знала, что буду бороться до последнего, потому что надо идти до конца, если от тебя зависит судьба человека. Не оправдываю тех, кто срывается и возвращает ребенка в интересах своей семьи и детей, но хорошо представляю, что значит быть на грани. Не все могут это выдержать…

Она помогает многим приемным родителям в трудных ситуациях выгорания, когда опускаются руки. По ее мнению, основная ошибка большинства — завышенное самомнение, помноженное на иллюзии. Им кажется, что ужасов адаптации, о которых предупреждали в ШПР, в их семье уж точно не будет. Они же выбрали хорошего ребенка! А то, что он не скажет спасибо за то, что его приютили, но будет испытывать их на прочность, реализовывая свои сценарии поведения, в расчет не берется. У этого ребенка уже есть опыт предательства, который запускает защитные механизмы в виде скандалов, агрессии, побегов.

Мой вопрос о том, сколько времени ушло на адаптацию девочек, ставит Елену в тупик. Она не сразу вспоминает, в каком году взяла своих двух Ань, а потом смеется: «Когда перестаешь помнить дату, когда ты взял ребенка, это точно уже твой!»

А Татьяна верит, что пройдет время и ее душа успокоится. «Я не справилась, но осталась жива и сохранила семью. Верю и знаю, что кто-то вел меня именно по этому пути, и моя миссия, наверное, была именно в этом… забрать Сашу из детского дома», — написала мне она.

Статья написана по материалам сайтов: allo-urist.com, zen.yandex.ru, gubdaily.ru, azbyka.ru.

«

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий