Каждый из супругов будет платить свой кредит сам Семейный консультант 2019 год

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Юрьева И.М.,

судей Горохова Б.А., Назаренко Т.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Михайловой Н.И. к Михайлову А.В. о разделе совместно нажитого имущества супругов, признании долга по кредитному договору общим обязательством супругов и распределении долга, по встречному иску Михайлова А.В. к Михайловой Н.И. о разделе совместно нажитого имущества супругов

по кассационной жалобе Михайлова А.В. на решение Медвежьегорского районного суда Республики Карелия от 29 декабря 2014 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Карелия от 17 апреля 2015 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Юрьева И.М., выслушав объяснения представителя Михайлова А.В. — Богданова М.В., поддержавшего доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Михайлова Н.И. обратилась в суд с иском к Михайлову А.В. о разделе совместно нажитого имущества, признании долга по кредитному договору общим обязательством супругов и его распределении.

В обоснование требований истец указала, что с 8 октября 2006 г. по 30 ноября 2012 г. состояла с Михайловым А.В. в браке, семейные отношения фактически прекращены в июле 2012 года. В период брака супругами приобретена трёхкомнатная квартира, расположенная по адресу: Республика . при этом 2/3 стоимости квартиры оплачены Михайловой Н.И. за счёт личных денежных средств, принадлежавших ей до вступления в брак, а 1/3 стоимости — за счет совместных средств супругов, в силу чего разделу подлежит доля в праве собственности на квартиру, равная 1/3. Кроме того, в период брака супругами приобретён автомобиль марки . «, . года выпуска, мебель и бытовая техника, а также на имя Михайловой Н.И. по договору от 20 августа 2008 г. N . 8 в ОАО «Сберегательный банк Российской Федерации» на нужды семьи взят кредит, остаток долга по которому на момент расторжения брака составил . руб. . коп. Поскольку спорное имущество является совместно нажитым имуществом супругов, а долг по кредитному договору их общим обязательством, Михайлова Н.И. просила произвести раздел этого имущества и распределить долг следующим образом: признать за Михайловой Н.И. право собственности на квартиру, признать за Михайловым А.В. право собственности на автомобиль, мебель и бытовую технику передать Михайловой Н.И., взыскав с неё в пользу ответчика компенсацию стоимости 1/2 доли в этом имуществе, распределить долг по кредитному договору в равных долях.

Михайлов А.В. обратился в суд со встречным исковым заявлением о разделе совместно нажитого имущества супругов, просил произвести раздел автомобиля и доли в праве собственности на квартиру согласно принципу равенства долей супругов и отказать в требованиях Михайловой Н.И. о признании долга по заключенному ею кредитному договору общим обязательством супругов.

Решением Медвежьегорского районного суда Республики Карелия от 29 декабря 2014 г. первоначальные и встречные исковые требования удовлетворены частично.

Произведен раздел совместно нажитого имущества супругов: за Михайловой Н.И. признано право собственности на 5/6 доли в праве собственности на квартиру, за Михайловым А.В. — на 1/6 доли в праве собственности на квартиру, а также право собственности на автомобиль; определено имущество, подлежащее передаче каждому из них: Михайловой Н.И. передана мебель и бытовая техника на сумму . руб., Михайлову А.В. — автомобиль стоимостью . руб.; долг Михайловой Н.И. по кредитному договору в размере . руб. . коп. признан общим обязательством супругов и распределён между ними в равных долях; с Михайлова А.В. в пользу Михайловой Н.И. взыскана денежная компенсация разницы в стоимости присуждённого имущества и кредитных обязательств в размере . руб.

В удовлетворении остальной части первоначальных и встречных исковых требований отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Карелия от 17 апреля 2015 г. решение суда первой инстанции в части распределения долга изменено, с Михайлова А.В. в пользу Михайловой Н.И. взыскана денежная компенсация разницы в стоимости присуждённого имущества и кредитных обязательств в размере . руб. . коп.

В кассационной жалобе Михайлов А.В. ставит вопрос об отмене обжалуемых судебных постановлений в части признании долга по кредитному договору общим обязательством супругов и его распределения.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Юрьева И.М. от 8 февраля 2016 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены решения Медвежьегорского районного суда Республики Карелия от 29 декабря 2014 г. и апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Карелия от 17 апреля 2015 г. в части признания долга по кредитному договору общим обязательством супругов и его распределения.

В соответствии со статьёй 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения были допущены судами первой и апелляционной инстанций при рассмотрении настоящего дела.

Как установлено судом и следует из материалов дела, с 8 октября 2006 г. по 30 ноября 2012 г. Михайлова Н.И. и Михайлов А.В. состояли в браке.

В период брака на основании кредитного договора от 20 августа 2008 г. N . заключенного с ОАО «Сберегательный банк Российской Федерации», Михайловой Н.И. взят кредит на сумму . руб. (т. 1, л.д. 20-27).

Согласно пункту 1.1 договора кредит предоставляется заёмщику на цели личного потребления.

Разрешая спор и удовлетворяя требования Михайловой Н.И. о признании долга по кредитному договору общим обязательством супругов и его распределении, суд первой инстанции исходил из того, что нормами семейного законодательства установлена презумпция возникновения денежных обязательств в период брака в интересах семьи, в силу чего обязанность доказать обратное возложена на Михайлова А.В., оспаривающего использование кредитных средств на нужды семьи. Поскольку Михайлов А.В. не представил доказательств использования Михайловой Н.И. денежных средств на её личные цели, суд пришёл к выводу о том, что эти денежные средства были потрачены на нужды семьи, а значит обязательство по их возврату является общим обязательством супругов.

Суд апелляционной инстанции с выводами суда первой инстанции в указанной части согласился. Однако, установив на момент рассмотрения спора наличие иного размера задолженности, перераспределил долг по кредитному обязательству с учётом уже исполненных кредитных обязательств и остатка долга.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что судами первой и апелляционной инстанций допущено существенное нарушение норм материального и процессуального права, что выразилось в следующем.

В силу пункта 1 статьи 39 Семейного кодекса Российской Федерации при разделе общего имущества супругов и определении долей в этом имуществе доли супругов признаются равными, если иное не предусмотрено договором между супругами. Общие долги супругов при разделе общего имущества супругов распределяются между супругами пропорционально присуждённым им долям (пункт 3 указанной статьи).

Пунктом 2 статьи 35 Семейного кодекса Российской Федерации, пунктом 2 статьи 253 Гражданского кодекса Российской Федерации установлена презумпция согласия супруга на действия другого супруга по распоряжению общим имуществом.

Однако положения о том, что такое согласие предполагается также в случае возникновения у одного из супругов долговых обязательств перед третьими лицами, действующее законодательство не содержит.

Напротив, в силу пункта 1 статьи 45 Семейного кодекса Российской Федерации, предусматривающего, что по обязательствам одного из супругов взыскание может быть обращено лишь на имущество этого супруга, допускается существование у каждого из супругов собственных обязательств. При этом согласно пункту 3 статьи 308 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательство не создаёт обязанностей для иных лиц, не участвующих в нём в качестве сторон (для третьих лиц).

Следовательно, в случае заключения одним из супругов договора займа или совершения иной сделки, связанной с возникновением долга, такой долг может быть признан общим лишь при наличии обстоятельств, вытекающих из пункта 2 статьи 45 Семейного кодекса Российской Федерации, бремя доказывания которых лежит на стороне, претендующей на распределение долга.

Исходя из положений приведённых выше правовых норм для распределения долга в соответствии с пунктом 3 статьи 39 Семейного кодекса Российской Федерации обязательство должно являться общим, то есть возникнуть по инициативе обоих супругов в интересах семьи, либо являться обязательством одного из супругов, по которому всё полученное было использовано на нужды семьи.

В соответствии с частью 2 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

Юридически значимым обстоятельством по данному делу являлось выяснение вопроса о том, были ли потрачены денежные средства, полученные Михайловой Н.И. по кредитному договору, на нужды семьи.

Между тем указанные обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения спора, суд апелляционной инстанции оставил без исследования и правовой оценки.

С учётом того, что Михайлова Н.И. является заёмщиком денежных средств, то именно она должна была доказать, что возникновение долга произошло по инициативе обоих супругов в интересах семьи и всё полученное было использовано на нужды семьи. В силу этого возложение судами на Михайлова А.В. бремени доказывания факта использования этих средств супругой на иные цели, нежели семейные нужды, противоречит требованиям действующего законодательства.

Кроме того, признав долг по кредитному договору общим обязательством супругов, суд пришел к выводу о взыскании с ответчика половины суммы долга, включая непогашенную его часть.

Это интересно:  Ограничения родительских прав: основания согласно семейному кодексу, порядок, правовые последствия 2019 год

Между тем, положения закона о том, что при разделе общего имущества супругов учитываются общие долги и право требования по обязательствам, возникшим в интересах семьи, не свидетельствуют о наличии правовых оснований для взыскания с супруга невыплаченной задолженности по кредитному договору.

Возникшие в период брака обязательства по кредитным договорам, обязанности исполнения которых после прекращения брака лежат на одном из бывших супругов, могут быть компенсированы супругу путём передачи ему в собственность соответствующей части имущества сверх полагающейся ему по закону доли в совместно нажитом имуществе. При отсутствии такого имущества супруг-заемщик вправе требовать от второго супруга компенсации соответствующей доли фактически произведенных им выплат по кредитному договору. Иное противоречило бы положениям пункта 3 статьи 39 Семейного кодекса Российской Федерации и повлекло наступление для другого супруга заведомо неблагоприятных последствий в части срока исполнения денежного обязательства.

С учётом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные судами первой и апелляционной инстанций нарушения норм материального и процессуального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов Михайлова А.В., в связи с чем решение Медвежьегорского районного суда Республики Карелия от 29 декабря 2014 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Карелия от 17 апреля 2015 г. в части признания долга по кредитному договору общим обязательством супругов и его распределения со взысканием денежной компенсации нельзя признать законными, они в указанной части подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить спор в соответствии с установленными по делу обстоятельствами и требованиями закона.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Медвежьегорского районного суда Республики Карелия от 29 декабря 2014 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Карелия от 17 апреля 2015 г. в части удовлетворения требований Михайловой Н.И. к Михайлову А.В. о признании долга по кредитному договору общим обязательством супругов и распределении долга, взыскания с Михайлова А.В. в пользу Михайловой Н.И. денежной компенсации разницы в стоимости присуждённого имущества и кредитных обязательств в размере . руб. . коп. отменить, дело в указанной части направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

В остальной части решение Медвежьегорского районного суда Республики Карелия от 29 декабря 2014 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Карелия от 17 апреля 2015 г. оставить без изменения.

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии

25.04.2011г. Во время брака один из супругов оформил на себя несколько кредитов, при этом второй из супругов был в неведении. В течении трёх лет не проживал в семье и не принимал ни какого участия по воспитанию сына. После того как супруга узнала о кредитных задолжностях брак был расторгнут. Все деньги полученные по кредиту были проиграны супругом и в семью не попадали. Может ли суд обязать выплачивать жену часть долга супруга по кредитным задолжностям, а так же опечатать единственную жилплощадь, на которой зарегистрирован несовершеннолетний ребёнок. Юлия

1. Согласно статьи 45 Семейного кодекса РФ, взыскание обращается на общее имущество супругов по общим обязательствам супругов, а также по обязательствам одного из супругов, если судом установлено, что все, полученное по обязательствам одним из супругов, было использовано на нужды семьи. При недостаточности этого имущества супруги несут по указанным обязательствам солидарную ответственность имуществом каждого из них.

В случае предъявления иска кредитором к вашему бывшему мужу и к вам как к соответчику о взыскании с вас солидарно задолженности по кредитам и обращении взыскания на принадлежащее супругам имущество, вам необходимо представить в суд доказательства того, что денежные средства, полученные им по кредитным договорам были использованы не на нужды семьи. В вашем случае, если суд установит, что фактически в период заключения супругом указанных кредитных договоров, вы совместно не проживали, совместного хозяйства не вели, и за данный период не приобретали имущества, то суд должен удовлетворить требования истца только к бывшему супругу как к стороне заемного обязательства.

Например, в «Обобщении судебной практики рассмотрения мировыми судьями споров о разделе имущества между супругами» (подготовленного Липецким областным судом), указывалось следующее:

«..Из содержания п. 2 ст. 45 СК РФ следует, что общие обязательства (долги) супругов — те, которые возникли по инициативе супругов в интересах всей семьи, или обязательства одного из супругов, по которым все полученное им было использовано на нужды семьи (например, кредит, взятый супругами в банке на строительство дома, приобретение квартиры; договор займа, где заемщик — один из супругов, но полученные деньги потрачены на покупку автомашины для семьи). Общий долг может быть результатом совместного причинения супругами вреда третьим лицам (ст. 1080 ГК РФ)».

Необходимо отметить, что суды, в основном, исходят из презумпции (предположения) того, что денежные средства, полученные одним из супругов (разумеется, находящихся в момент заключения договора в зарегистрированном браке) в кредит (займ) расходуются им именно на нужды семьи, если доказательства иного не представит ответчик — второй супруг.

Отказывая в иске о взыскании долга с Ш., суд верно исходил из отсутствия бесспорных доказательств того, что все денежные средства, полученные Ш.М., были использованы на нужды семьи

. в силу п. 3 ст. 39 СК РФ общие долги супругов при разделе общего имущества супругов распределяются между супругами пропорционально присужденным им долям.

Как установлено по делу, долги Ш.М., вытекающие из перечисленных выше договоров займа, являются долгами только Ш.М., поскольку его супруга Ш. о получении денежных средств в долг Ш.М. не знала, своего согласия на это не давала, каких-либо обязательств на себя не принимала, расписки о получении денежных средств не подписывала.

Согласно статье 45 СК РФ по обязательствам одного из супругов взыскание может быть обращено лишь на имущество этого супруга (п. 1). Взыскание обращается на общее имущество супругов по общим обязательствам супругов, а также по обязательствам одного из супругов, если судом установлено, что все, полученное по обязательствам одним из супругов, было использовано на нужды семьи (п. 2).

Районный суд исходил из недоказанности того обстоятельства, что денежная сумма по кредитному договору не была использована на нужды семьи, между тем, суд не учел, что на момент составления договора займа супруги состояли в браке, что ими не оспаривалось, кроме того, в материалах дела отсутствуют доказательства того, что денежные средства были израсходованы только для личных нужд одного супруга.

. Семейный кодекс РФ (ч. 2 ст. 45) указывает, что имущество супругов по обязательствам одного из супругов является общим в том случае, если судом установлено, что все полученное по обязательствам одного из супругов было использовано на нужды семьи.

Собственность супругов может быть разделена на активную (имущество) и пассивную (долги) части. Долги являются следствием определенных обязательств, которые супруги (один из супругов) берут на себя.

Правомочия собственника в соответствии с ГК РФ определяются: правом владения, пользования и распоряжения своим имуществом. В соответствии со ст. 209 ГК РФ собственник вправе по своему усмотрению совершать со своим имуществом любые действия, не противоречащие закону и не нарушающие права третьих лиц.

Владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов осуществляется по обоюдному согласию супругов. Статья 35 СК РФ, установившая это правило, подразумевает презумпцию такого согласия независимо от того, кто из супругов является стороной по сделке распоряжения общим имуществом. Это означает, что супруг, совершающий сделку, не обязан предоставлять доказательства того, что другой супруг выразил согласие на ее совершение.

Супруги несут ответственность по долгам, возникшим в связи с ведением общего хозяйства и приобретением имущества в общую совместную собственность. Долги супругов признаются общими, если они сделаны в интересах семьи. Режим общности имущества супругов законодательно презюмируется, поэтому бремя доказывания того факта, что имущество, полученное по обязательствам одним из супругов, было потрачено не на нужды семьи, является в данном случае обязанностью ответчиков.

Возврат суммы долга предполагается из общих средств семьи, а это, в свою очередь, переводит спорное имущество в разряд общего имущества супругов.

Отказывая в удовлетворении заявленных исковых требований М.С. в полном объеме, районный суд исходил из недоказанности того обстоятельства, что денежная сумма по кредитному договору не была использована на нужды семьи, при этом бремя представления доказательств судом распределено неправильно.

Суд не учел, что на момент составления договора займа супруги состояли в браке, что ими не оспаривалось, кроме того, в материалах дела отсутствуют доказательства того, что денежные средства были израсходованы только для личных нужд или того, что между супругами был произведен раздел имущества с учетом требований кредитора, согласно ст. 38 Семейного кодекса РФ.

Долги, произведенные одним из супругов в период брака, являются общими долгами супругов, также как автомобиль, приобретенный супругами во время брака за счет заемных денежных средств, является их совместной собственностью, независимо от того, на имя кого из супругов имущество приобретено. В связи с чем, бремя доказывания того факта, что полученные по договору займа денежные средства не были использованы одним из супругов на нужды семьи, должно быть возложено на ответчика — второго супруга, а не на истца — кредитора, как ошибочно посчитал суд первой инстанции

Это интересно:  Виды имущества: права наследования отдельных видов недвижимого имущества, правовой режим 2019 год

..Из материалов дела следует, что Ю.А.С. и Ю.Т.А. с 21 марта 1987 г. состоят в зарегистрированном браке, который не расторгнут.

Основанием для отказа в удовлетворении требований истца в части взыскания долга с ответчика Ю.А.С. явилось то обстоятельство, что истцом не представлено доказательств того, что денежные средства, полученные ее дочерью Ю.Т.А. по договору займа от 05 октября 2008 г., были использованы последней на нужды семьи Ю-вых.

Однако, такое распределение бремени доказывания по гражданскому делу, при котором судом на займодавца возложена обязанность предоставления доказательств использования денежных средств, полученных по договору займа, на семейные нужды заемщиков судебная коллегия считает несоответствующим положениям нижеследующих норм процессуального и материального права.

На основании ст. 12 ГПК РФ правосудие по гражданским делам осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.

В соответствии со ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Согласно положениям ст. 34 СК РФ имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью. К имуществу, нажитому супругами во время брака (общему имуществу супругов), относятся в том числе приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, и любое другое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства.

В силу ч. 2 ст. 35 СК РФ при совершении одним из супругов сделки по распоряжению общим имуществом супругов предполагается, что он действует с согласия другого супруга.

Часть 2 ст. 45 СК РФ определяет, что взыскание обращается на общее имущество супругов по общим обязательствам супругов, а также по обязательствам одного из супругов, если судом установлено, что все, полученное по обязательствам одним из супругов, было использовано на нужды семьи.

При этом общие обязательства (долги) супругов, как следует из смысла ч. 2 ст. 45 СК РФ, это те обязательства, которые возникли по инициативе супругов в интересах всей семьи, или обязательства одного из супругов, по которым все полученное им было использовано на нужды семьи (в частности, полученные денежные средства, потрачены им на покупку автомашины для семьи).

Из приведенных норм процессуального и материального права следует, что долги, произведенные Ю.Т.А. в период брака, являются общими долгами супругов, также как автомобиль, приобретенный супругами Ю-выми во время брака за счет заемных денежных средств, является их совместной собственностью, независимо от того, на имя кого из супругов имущество приобретено. В связи с чем, бремя доказывания того факта, что полученные по договору займа от 05 октября 2008 г. денежные средства не были использованы одним из супругов на нужды семьи, должно быть возложено на ответчика Ю.А.С., а не на истца, как ошибочно посчитал суд первой инстанции (Кассационное определение судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 27.05.2009)

2. Обращение взыскания на жилого помещение, являющееся единственным пригодным для проживания должника

На такое помещение обратить взыскание нельзя, другими словами ни за какие долги квартиру не опишут, не продадут с торгов, и никаким другим образом у вас не отнимут (разумеется, за исключение случае, когда жилое помещении в залоге у банка по ипотеке). Площадь жилого помещения при этом значения не имеет. Данная норма права предусмотрена статьей 446 ГПК РФ:

Взыскание по исполнительным документам не может быть обращено на следующее имущество, принадлежащее гражданину-должнику на праве собственности:

жилое помещение (его части), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением, за исключением указанного в настоящем абзаце имущества, если оно является предметом ипотеки и на него в соответствии с законодательством об ипотеке может быть обращено взыскание;
земельные участки, на которых расположены объекты, указанные в абзаце втором настоящей части, за исключением указанного в настоящем абзаце имущества, если оно является предметом ипотеки и на него в соответствии с законодательством об ипотеке может быть обращено взыскание;
предметы обычной домашней обстановки и обихода, вещи индивидуального пользования (одежда, обувь и другие), за исключением драгоценностей и других предметов роскоши;
имущество, необходимое для профессиональных занятий гражданина-должника, за исключением предметов, стоимость которых превышает сто установленных федеральным законом минимальных размеров оплаты труда;
используемые для целей, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, племенной, молочный и рабочий скот, олени, кролики, птица, пчелы, корма, необходимые для их содержания до выгона на пастбища (выезда на пасеку), а также хозяйственные строения и сооружения, необходимые для их содержания;
семена, необходимые для очередного посева;
продукты питания и деньги на общую сумму не менее установленной величины прожиточного минимума самого гражданина-должника и лиц, находящихся на его иждивении;
топливо, необходимое семье гражданина-должника для приготовления своей ежедневной пищи и отопления в течение отопительного сезона своего жилого помещения;
средства транспорта и другое необходимое гражданину-должнику в связи с его инвалидностью имущество;
призы, государственные награды, почетные и памятные знаки, которыми награжден гражданин-должник.

По данному вопросу высказывался и Конституционный Суд РФ.

Извлечение из Определения Конституционного Суда РФ от 04.12.2003 N 456-О «Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Октябрьского районного суда города Ижевска о проверке конституционности абзацев первого и второго пункта 1 статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации»):

Октябрьский районный суд города Ижевска установил, что указанная квартира является для Л.Л. Султановой и ее малолетней дочери единственным жильем, и, следовательно, в данном деле подлежат применению абзацы первый и второй пункта 1 статьи 446 ГПК Российской Федерации, согласно которым взыскание по исполнительным документам не может быть обращено на принадлежащее гражданину-должнику на праве собственности жилое помещение (его части), если для него и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем ему помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением. Придя к выводу о том, что названные нормы не соответствуют Конституции Российской Федерации, в частности ее статье 46, суд приостановил производство по делу и обратился в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о проверке их конституционности.

..Оспариваемые в запросе положения статьи 446 ГПК Российской Федерации, запрещающие обращать взыскание не на любое принадлежащее должнику жилое помещение, а лишь на то, которое является для него единственным пригодным для проживания, направлены на защиту конституционного права на жилище не только самого должника, но и членов его семьи, в том числе находящихся на его иждивении несовершеннолетних, престарелых, инвалидов, а также на обеспечение охраны государством достоинства личности, как того требует статья 21 (часть 1) Конституции Российской Федерации, условий нормального существования и гарантий социально-экономических прав в соответствии со статьей 25 Всеобщей декларации прав человека.

Следовательно, законодатель, определив в абзацах первом и втором пункта 1 статьи 446 ГПК Российской Федерации пределы обращения взыскания по исполнительным документам на принадлежащее гражданину-должнику на праве собственности жилое помещение, и ограничив тем самым право кредитора на надлежащее исполнение вынесенного в его пользу судебного решения, не вышел за рамки допустимых ограничений конституционного права на судебную защиту, установленных статьей 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации. Вместе с тем для законодателя не исключается возможность конкретизировать данное регулирование в части, касающейся размеров такого жилого помещения.

Рекомендуемые публикации на тему:

Александр Отрохов, Правовой центр «Логос» 25.04.2011г.

Бракоразводный процесс – не самое радостное событие в жизни семьи. Расстающиеся супруги делят имущество, решают вопросы содержания детей и иждивенцев. К сожалению, некоторые только в процессе развода узнают, что кредитные долги подлежат разделу. О том, как делятся кредиты при разводе супругов, расскажем в статье.

Семейное законодательство определяет раздел поровну совместно нажитого имущества между супругами. Банковский кредит, взятый в браке, при разводе рассматривается как общийдолг, подлежащий разделу в равных частях. Это правило только для общих долгов. Признаками таковых суды считают:

  • кредиты, оформленные в период совместного проживания, с ведома супруга(и);
  • займы, полученные одним супругом и израсходованные на нужды семьи.

Простые примеры помогут понять разницу между семейными (общими) и личными нуждами. Если супруга оформилапотребительский кредит и оплатила им учебу совместных детей, это считается общим долгом. Если муж в бракекупил в кредит машину и использует ее для семейных поездок, при разводетакой долг признают общим.

Личными тратами является оплата товаров и услуг, которые приобретены для индивидуального пользования. Например, покупка одежды или услуги косметолога будут однозначно рассматриваться индивидуальными расходами, долги за них разделить не получится.

Что касается заемных средств, потраченных на текущие нужды семьи, то супругу, оформившему на себя кредит, придется доказать целевые расходы.

Если заключен брачный контракт, то этим документом решается, кто должен платить за кредит в случае развода. Поэтому, если дорогостоящее имущество приобретается семьей с использованием кредитных денег, не стоит пренебрегать составление брачного договора.

Итак, если супругам с кредитами предстоит бракоразводный процесс, урегулировать вопросы распределения долга можно:

  • путем мирного соглашения;
  • заключив брачный контракт;
  • подав иск в суд.

В ходе любого из перечисленных вариантов будет определено, кто платит кредит после развода и в какой сумме.

Вопрос, сколько придется выплачивать из общего долга, если кредит взят в браке, актуален для разводящихся супругов. Как кредиты делятся: пополам или нет – это решается мирным путем, либо в суде.

Юрист сможет точно ответить при разделе имущества, как делятся кредиты: согласно полученной каждым супругом доле собственности. Судебная практика доказывает это примерами: для каждой из сторон выплаты по общему долгу будут пропорциональны сумме имущества.

Это интересно:  Дееспособность иностранных граждан: особенности правового регулирования 2019 год

В ходе бракоразводного процесса могут быть найдены компромиссы по расчетам с банками. Например, если один из супругов не хочет проводить выплаты по кредиту, но не отказывается от совместного долга, суд может учесть сумму в доле второй стороны. Другими словами, второй стороне присудят больше имущества и, соответственно, больше кредитных обязательств. Но это делается с согласия сторон.

Отметим, что досудебные мирные договоренности по возврату крупных сумм кредитов случаются крайне редко. Поэтому в случае споров и разногласий по разделу кредита при разводе, нужно направить иск о распределении долга. Это важно сделать при подаче искового заявления на развод, либо в процессе рассмотрения дела. В противном случае,после развода кредит будет выплачивать тот, кто его оформил.

На решение суда о разделе кредитного долга во многом влияет вид ссуды, ее целевое назначение. Банки предусматривают риски, на этапе составления договора заботятся о возврате своих денег.

При выдаче ипотечных ссуд в обязательном порядке берется согласие супруга(и). Многие кредиторы предлагают займы только с условием привлечения супругов в созаемщики или поручители. Такой подход гарантирует при разводе ответственность за долги обеих сторон.

При рассмотрении дела в суде, влияющими факторами будут:

  • доли недвижимости, остающиеся после развода супругам;
  • опека над несовершеннолетними детьми после развода;
  • особенности ипотечной программы (например, по военной ипотеке права на недвижимость принадлежат военнослужащему).

Если при разводе стороны не пришли к согласию, недвижимость может быть продана, кредит возвращен банку, остатки денег поделены между супругами. Для этой сделки банк должен дать разрешение на снятие обременения с залоговой квартиры.

Поэтому, порядок действий при разводе семьи с ипотекой будет индивидуальный, для каждого конкретного случая.

В случае, если один из супругов не платит кредит после развода, банк подаст иск в суд.

Если ссуда была целевая (на покупку бытовой техники, например), то доказать характер использования не трудно. Но нередки случаи, когда уже в суде супруга узнает, что муж набрал кредитов и потратил деньги. Если банк не докажет, что это делалось с ведома жены, то суд обяжет мужа выплачивать долги.

Что касается потребительских карточных кредитов, как правило, их оплачивает владелец кредитной карты. Но бывают и исключения: если доказать использование денег на семейные нужды, то суд сочтет расходы общими и деление кредита при разводе пройдет в общем порядке.

Проводя раздел имущества при разводе,кредиты на автомобили суды распределяют в равных долях. В ходе рассмотрения дела могут быть компромиссы по вариантам раздела. Например, супруг может оставить себе машину, выплатив жене часть средств, компенсировав другим имуществом.

Но есть исключения. Например, если муж взял кредит на спортивную машину, сам использовал авто только для соревнований, суд не сочтет это общим долгом для раздела.

Если оформляется развод и кредит стал причиной споров, мы рекомендуем обратиться к юристу. Консультация по вариантам раздела поможет выбрать схему, устраивающую обе стороны и решить вопрос в досудебном порядке. Напоминаем, что заемщику нужно выполнять обязательства перед банком на всех стадиях бракоразводного процесса и после него.

Чтобы признать долги по кредитам супругов общими, надо доказать: деньги расходовались на семейные нужды. Однако вопрос о том, кто именно должен это сделать, может оказаться непростым для суда. Так произошло в деле бывших супругов из Тульской области – и муж, и жена хотели, чтобы долги каждого из них признали общими, а с оппонента взыскали компенсацию. Первые две инстанции высказали разное мнение, на ком лежит бремя доказывания. А потом в вопросе разобрался Верховный суд.

Если один супруг распоряжается общим имуществом, то презюмируется, что другой с этим согласен, гласит п. 2 ст. 35 Семейного кодекса. По словам Екатерины Екимовой, юриста практики частных клиентов Юридической фирмы «ЮСТ», в последние годы суды часто применяли эту норму по аналогии, когда делили все «брачные» долги поровну. И не спасало даже то, что один из супругов мог узнать о задолженности только в заседании. «Многие бывшие супруги, чтобы «насолить» своим «вторым половинкам», уже во время суда заключали фиктивные договоры займа со своими родственниками или близкими друзьями, указывая дату подписания незадолго до расторжения брака», – рассказывает Екимова. Подобные «долги», которые в сущности, возникали в ходе процесса, также распределялись в равных долях. Однако дошедшее до ВС дело о разделе кредитных обязательств, возможно, заставит суды взглянуть на ситуацию иначе.

Он же решил, что имущество следует делить по-другому. Он подал встречный иск к бывшей жене, в котором указал: имущество надо делить в равных долях, а проданный автомобиль «Opel Ascona» не подлежит разделу, поскольку его продали по совместному решению, а деньги потратили на нужды семьи. Кредитные обязательства супруги признавать общими долгами он тоже не хотел. О заключении кредитных договоров Точилкин, по его версии, не знал, кредит был не нужен, а то, что деньги пошли на нужды семьи, его бывшая жена не доказала. Зато он попросил признать общими другие кредиты, оформленные на него: долг перед «Ренессанс-Капиталом» (договор от 22 августа 2012 года) и «Хоум Кредит энд Финанс Банком» (21 ноября 2012 года), суммы которых в судебных документах не обозначены. Точилкин, в свою очередь, тоже хотел взыскать с бывшей жены компенсацию – часть средств по своим кредитам, которые он выплатил после развода.

Ефремовский райсуд Тульской области частично удовлетворил требования бывших супругов. Суд разделил права собственности на автомобиль и телевизор – доли признали равными, машину оставили за Точилкиным, а в пользу Грищенковой взяли компенсацию, а вот телевизор достался жене – компенсацию за него пришлось выплатить бывшему мужу. Также решился и вопрос с кредитами. Обязательства Точилкина по договору с «Ренессанс Капиталом» от 22 августа 2012 года и «Хоум Кредит энд Финанс Банком» от 21 ноября 2012 года были признаны совместными, и с Грищенковой взыскали компенсацию в пользу экс-супруга. А вот ее требования отклонили. Основанием стало то, что трату кредита на общие нужды заявительница не доказала – а должна была, ведь именно она обратилась с исковым заявлением.

Суды первой и апелляционной инстанции не пришли к единому мнению о том, кто должен доказывать, что кредит потрачен на семью. Суд первой инстанции исходил из того, что доказывать, что деньги пошли на общие нужды, должна была заявительница – Грищенкова. В апелляции указали: бремя доказывания того, что она потратила деньги по своему усмотрению, должен ответчик по первоначальному иску – Точилкин. Но он никаких доказательств не представил, а то, что о кредитах он якобы не знал, никак не опровергает доводов Грищенковой, решили в апелляции и признали полученные ей кредиты общим долгом.

П. 2 ст. 35 СК и п. 2 ст. 253 ГК устанавливают презумпцию согласия супруга на действия другого супруга по распоряжению общим имуществом. Но положения о том, что такое согласие предполагается и при появлении у одного из супругов долгов перед третьими лицами, в законе нет, обратила внимание Гражданская коллегия ВС под председательством судьи Александра Кликушина в определении по делу (дело № 8-КГ16-5).

Если у одного из супругов возник долг, он может быть признан общим, только если суд установил: все деньги были использованы на нужды семьи (п. 2 ст. 45 СК). Доказать же это должен тот, кто хочет распределить долги, подчеркнули судьи. Они напомнили, что согласно п. 1 ст. 45 Семейного кодекса, если долги есть только у одного из супругов, то и взыскание должно быть обращено только на его имущество – то есть у каждого могут быть собственные долги. При этом обязанности для других лиц не возникают (п. 3. ст. 308 ГК).

В апелляции эти обстоятельства не учли и неправильно распределили бремя доказывания. Также в Тульском облсуде не установили цели получения Грищенковой кредита и то, на что пошли деньги, указал ВС. В итоге суд сделал ошибочные выводы о том, что деньги потрачены на общие нужды, а значит, и обязательства по их возврату общие. Между тем доказательств этому в материалах дела на было. Оснований отменять решение суда первой инстанции не было, заключил ВС. Судьи отменили апелляционное определение в части отмены решения суда первой инстанции о признании долга общим и его распределении. Этот вопрос придется снова рассмотреть в апелляции.

Нормы Семейного кодекса о разделе долгов между бывшими супругами долго фактически не рассматривались в ВС, отмечает Екатерина Екимова. Но в деле Точилкина и Грищенковой ВС все же решил выработать единый подход судов общей юрисдикции к решению этого вопроса. «Вероятнее всего, после анализа сложившейся ситуации со стороны ВС и четкого указания о распределении бремени доказывания, нижестоящие суды внимательнее будут анализировать все фактические обстоятельства судебных споров и не будут автоматически применять п. 2 ст. 35 СК РФ при распределении долговых обязательств», – выразила надежду Екимова.

* – имена и фамилии участников спора изменены редакцией

Статья написана по материалам сайтов: www.garant.ru, logos-pravo.ru, infozaimi.ru, pravo.ru.

«

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий